Эпидемия испанского гриппа 1918–1919 годов

Буквально на днях в Африке произошла новая вспышка эпидемии вируса Эбола, лекарства от которой до сих пор не существует, а потому она представляет серьезную опасность. Кроме того, в XXI веке человечество уже пережило две эпидемии птичьего и свиного гриппа.

Если обратиться к истории, большинство в первую очередь вспомнит Черную смерть — чуму, что свирепствовала в Европе в середине XIV века, унесшую жизни около 60 млн человек, что всё равно не дает ей получить статус самой смертоносной. В этом году исполняется ровно сто лет с начала страшнейшей эпидемии в истории — испанского гриппа.

Сразу стоит сказать, что вирус появился совсем не в Испании. По одной из версий, впервые испанка была замечена в Китае, откуда мгновенно попала в США, а по другой — сразу в США эпидемия и началась. Как бы там ни было, эпидемия 1918–1919 годов началась в Форте Райли, штат Канзас.

Там был центр подготовки пехотинцев, которых отправляли воевать во Францию. Один из солдат был отправлен в госпиталь со странными симптомами, а на следующий день уже сотни человек нуждались в медицинской помощи. Впрочем, спустя пару дней болезнь отступила, и солдат отправили в Европу. Именно во французских траншеях берет свое начало эпидемия испанки.

Свое название она получила из-за военной цензуры. Воюющие стороны не могли вслух говорит об эпидемии, чтобы не подрывать боевой дух, потому первые новости о новой напасти донеслись из нейтральной Испании.

По всему миру люди поступали в госпитали с одними и теми же симптомами: посиневшее лицо, температура около 40 градусов, кровавый кашель и отек гортани. В первое время многие приняли это за пневмонию. Часть умирала от обильного кровотечения, но большинство отправилось в могилу из-за многочисленных осложнений с легкими. Кто-то сгорал за сутки, а кому-то предстояло мучиться неделями.

В отличие от других штаммов подобных вирусов, испанка атаковала всех без разбору. Основным средством борьбы с ней стали марлевые повязки, тем не менее, эта мера была бесполезна на полях сражения, где царила абсолютная антисанитария. Антибиотики еще не были изобретены, поэтому людей лечили огромными дозами аспирина, который лишь усугублял ситуацию.

В августе 1918 года болезнь внезапно отступила, и весь мир, верившей, что пришел конец света, сразу позабыл о карантинных мерах. Осенью испанка ударила во второй раз и в разы сильнее, на всей планете лишь в Австралии, Новой Зеландии и Новой Каледонии не было болезни. В одной только Индии до конца года испанка забрала 5 млн жизней.

Третья волна пришлась на февраль 1919 года, и уже не осталось ни одного безопасного места. Эпидемия сошла на нет лишь к лету, успев забрать с собой, по разным оценкам, от 40 до 100 млн жизней, то есть не менее трети населения Земли.

Лишь в 1997 году Институт Молекулярной Патологии Армии США сумел получить образец вируса из тканей захороненной в вечной мерзлоте эскимоски. Испанка оказалась мутировавшей версией вируса H1Z1, чью еще одну мутацию мы пережили в 2009 году.

Несомненно, в условиях войны болезнью заниматься было крайне проблематично, что отчасти и привело к такому количеству жертв. Также, если сравнить испанку с Черной смертью, у вируса было куда больше возможностей благодаря технологическому прогрессу, в частности, развитию транспорта.

Ученые не отрицают возможности появления новой мутации вируса, что в современном тесном и взаимосвязанном мире станет серьезным вызовом для человечества. С другой стороны, у нас есть бесчисленные наработки и возможности современной медицины, потому ждать масштабной катастрофы в обозримом будущем, скорее всего, не стоит.

Эпидемия испанки