Трагическая судьба последней принцессы гавайского королевства

Прозванная на родине «принцессой павлинов» и «цветком цивилизации» в Европе, Виктория Каюлани могла бы без горести править своим маленьким королевством, если бы не воля великих держав.

Принцессе так и не суждено было надеть корону. Когда она была маленькой, ее дядя, король Гавайев, даже не рассчитывал, что она сможет претендовать на престол. Тем не менее островной народ предпочел бы благородную принцессу алчным ставленникам заморского правительства.

Родилась девочка в королевском дворце в погожее утро 1875 года. Появление на свет ребенка в семье короля Калакауа праздновали все подданные. Правитель был бездетен, и девочка, рожденная его младшей сестрой, считалась прямой наследницей престола (после обеих сестер короля).

Виктория Каюлани — двойное имя, которое девочка получила от своей гавайской мамы и шотландского отца Арчибальда Скотта Клегхорна.

Маленькой принцессой восхищалось всё ее многочисленное семейство и прислуга. В ее внешности уживались смуглая кожа и роскошные темные волосы от мамы с четкими европейскими чертами отца.

Арчибальд был бизнесменом, промышляющим на Гавайях сахарным бизнесом. В Шотландии он оставил жену с четырьмя детьми, поселившись на острове со своей новой семьей в роскошном электрифицированном особняке.

Поместье отца стало для Каюлани маленьким королевством, где она знала каждый уголок. Девочка с интересом изучала каждое растение родного края, особенно увлекаясь горделивыми павлинами. За любовь к этим птицам ее прозвали «принцессой павлинов».

Для малышки эти годы проходили беззаботно, однако король не на шутку взволновался из-за повысившегося интереса к Гавайям со стороны американцев. Сначала они договорились об аренде гавани Перл-Харбор, однако вскоре положили глаз на весь остров.

Когда Каюлани исполнилось 11, от болезни скончалась ее мать. Для девочки это стало двойным ударом: потеря самого близкого человека и свалившиеся на нее обязанности. Родственники решили, что принцессу срочно нужно подготовить к возможному восхождению на трон. Отец настоял, чтобы она получила образование на его родине.

В 13 лет принцесса вместе с сестрой Анной отправилась пароходом в Англию, где ей предстояло выучить языки, историю, дипломатию и множество иных дисциплин.

В Лондоне Каюлани восхитила высшее общество своей экзотической красотой. Английские графы положили глаз на юную принцессу. Их нравилась открытость островитянки, которая открыто флиртовала на фоне показушных пуританок.

«Я могла бы стать женой принца либо богатого графа. Но не смогла бы жить с нелюбимым человеком. Я решила, что не стану лицемеркой, а буду примером для незамужних женщин», — писала в своих дневниках Каюлани.

В 15 лет девушка узнала о кончине короля, своего любимого дяди. В 17 лет ее ошарашили новостью о том, что тетю Лилиуокалани свергли, монархия пала.

Революцией на Гавайях руководили прямиком из Вашингтона. Американцы решили присоединить остров, который уж очень выгодно располагался в Тихом океане. Журналисты в США объясняли гражданам, что правительство делает это с благими намерениями, поскольку «дикие папуасы неспособны руководить своей страной».

Принцесса решила вернуть себе свою страну, поэтому покинула Англию, но направилась не на Гавайи, а прямиком в США, говорить с президентом.

Никто бы не принял «дикую островитянку», как ее окрестили местные газеты, если бы сами журналисты не встретили ее в порту. Каково же было их удивление, когда с корабля сошла благовоспитанная и образованная дама.

Президент Кливленд был очарован образованной принцессой и даже захотел пойти ей навстречу: направил в Конгресс просьбу остановить аннескию острова. Однако законодатели уже определились с судьбой Гавайев, поэтому решения своего не изменили.

Бесконечные попытки достучаться до сознания американцев ни к чему не привели. Каюлани признала свое поражение в США, но продолжила бороться на родине. «Мне было тяжело смириться с потерей трона, но больнее всего было наблюдать, как опускается мой флаг», — рассказала американской газете принцесса.

Каюлани собрала вокруг себя гавайскую интеллигенцию, однако лучшие умы острова не могли противостоять государственной машине США. Вернуть престол и прогнать чужаков было невозможно.

История борьбы принцессы закончилась в 1899 году. Она продрогла под проливным дождем и подхватила инфекцию. Болезнь подкосила здоровье 23-летней красавицы. Нервные срывы и постоянный стресс вкупе с воспалением легких за два месяца добили Каюлаии…

«Островная роза», как ее называл писатель Роберт Стивенсон, увяла, едва успев расцвести. Она погибла в неравной борьбе с государственной машиной, которая пожирает людей на завтрак, обед и ужин.

Гавайская принцесса