Разгульная жизнь императрицы Елизаветы Петровны

Дочь Петра Великого Елизавета Петровна впитала любовь к застольям и веселью матери и повторила деятельность отца. Двадцатилетнее правление императрицы отмечают относительным спокойствием в жизни Российской империи. Женщиной она была добросердечной, но в то же время не принимала снисходительного отношения к своей особе.

Будущая императрица родилась вне брака Петра I и Марты Скавронской. Впрочем, царь настолько обрадовался появлению на свет дочери, что перенес празднование победы в Полтавской битве, заявив: «Отложим празднество о победе и поспешим поздравить с пришествием в этот мир мою дочь!»

Спустя два года отец с матерью обручились, и Елизавета получила титул цесаревны. Петр желал дать своей дочери лучшее образование, поэтому с ней регулярно занимались придворные учителя. Император задумал породниться с французскими Бурбонами, выдав Лизетт (как он ее называл) за Людовика XV.

Девочка прилежно изучала французский и каллиграфию, но остальные науки ее не интересовали. К сожалению для нее, Бурбоны не желали русских родственников, поэтому она осталась дома.

Всё свободное время Елизавета уделяла своей внешности и нарядам, нисколько не интересуясь происходящим вокруг нее. Биограф так описал цесаревну: «Беспорядочная, причудливая, не имеющая определенного времени ни для сна, ни для еды, ненавидящая всякое серьезное занятие, чрезвычайно фамильярная и вслед затем гневающаяся за какой-нибудь пустяк».

В последние годы жизни Петр пытался выдать дочь за немцев, однако жених Карл-Август Голштинский скончался по дороге в Петербург. В будущем Елизавета выбрала племянницу возлюбленного в качестве жены сына, Петра III. Ту самую немку ты знаешь под именем Екатерины II.

После кончины своей матери, Екатерины I, Елизавета оказалась в незавидном положении. Престол заняла двоюродная сестра, Анна Иоановна, которая видела в ее лице соперницу. Цесаревна отправилась в ссылку, пока дворяне боролись со ставленником новой императрицы, немцем Бироном.

В 1741 году недовольные властью аристократы устроили очередной дворцовый переворот, провозгласив Елизавету императрицей. Английский посол Финч, не поверив в происходящее, докладывал на родину: «Елизавета слишком полна, чтобы быть заговорщицей». Этими словами он обыграл Шекспировскую пьесу «Юлий Цезарь».

Коронация Елизаветы стала самой роскошной в истории империи. Женщина обожала всё французское, однако даже в Версале не устраивали таких пиров.

Впрочем, не обошлось и без проблем. Императрица была слишком мнительной, поэтому испытывала проблемы со сном, боясь, что ее свергнут ночью, как это сделала она прежде. Засыпала царица только после принятия сильнодействующего снотворного либо долгого застолья.

Больше всего императрица прославилась на любовном фронте. Она ни разу не была замужем, однако крутила романы с самыми красивыми придворными. Среди десятков ее фаворитов самый известный — Алексей Разумовский. Его красоту отмечала даже Екатерина II, а ведь он был обычным мальчиком, родился в семье днепровского казака Григория Розума.

Любовь императрицы и Алексея воспевали во многих произведениях искусства: литературе, песнях, кино. Они оба были очень набожными людьми, поэтому скрыли от глаз общественности свою незаконнорожденную дочь.

Позднее Екатерина II пыталась разузнать о судьбе детей свекрови, однако Разумовский сжег все доказательства на глазах у ее посланника.

Второй настоящей любовью Елизаветы стал граф Петр Шувалов, по наставлению которого царица совершила ряд реформ, превративших Россию в передовую страну.

Императрица была верующим человеком, часто посещала храмы и совершала пешие паломничества. Впрочем, даже это она делала весьма странным образом.

Писарь Елизаветы Петровны так вспоминает ее капризы: «Она охотно уезжала с бала к заутрене, бросала охоту для богомолья. Умела превращать эти благочестивые путешествия в увеселительные поездки. Случалось, что, утомившись, она не могла дойти пешком за три версты до остановки. Она доезжала тогда до дома в экипаже, но на следующий день карета отвозила ее к тому месту, где она прервала свое хождение».

Бесконечные балы и чревоугодие никак не способствовали крепкому здоровью императрицы. К тому же после сорока она изо дня в день впадала в депрессии, проклиная свой возраст. Елизавета не могла принять своей старости.

С тоской в глазах императрица смотрела на свое отражение в зеркале, вспоминая былые годы. Одежды оставались всё такими же пышными, однако морщины и болезни понемногу изводили ее. Скончалась Елизавета Петровна на 52-м году жизни.

Государыня оставила по себе хорошую память. «С правления царевны Софьи (старшей сестры Петра I) никогда на Руси не жилось так легко, и ни одно царствование до 1762 года не оставляло по себе такого приятного воспоминания», — сказал историк Ключевский.

Разгульная жизнь императрицы Елизаветы Петровны