Как снимали фильм «Семнадцать мгновений весны»

На дворе стоял 1969 год. Книга Юлиана Семенова еще не вышла, а сценарий 13-серийного фильма «Семнадцать мгновений весны» уже утвердили на телевидении и даже подобрали режиссера, который будет над ним работать…

Так начиналась история создания легендарного телефильма. Тогда еще не знали, что картина выйдет на экраны лишь в 1973-м, она будет на одну серию короче, а снимать ее будет совершенно другой человек. Сегодня мы расскажем, как создавались «Семнадцать мгновений весны».

Подготовка к началу съемок была в полном разгаре, когда за право снимать картину начала бороться Татьяна Лиознова. Она лично позвонила Семенову и сказала, что будет работать над фильмом. Писатель ответил: «Я уже продал права “Ленфильму”, так что увы!»

Женщина не сдавалась, она так сильно настаивала, что в итоге Семенову пришлось отозвать сценарий и лично передать его Лиозновой. Татьяна Михайловна была уже известна своими фильмами «Три тополя на Плющихе» и «Евдокия». Это бесспорно играло ей на руку, но многие боялись, сможет ли она справиться с картиной такого плана. Время показало, что смогла.

Режиссер отличалась особой дотошностью, что проявилось уже во время отбора актеров. К примеру, Семенов был уверен, что Штирлица сможет сыграть лишь Арчил Гомиашвили, но у Лиозновой было свое мнение на этот счет. Ей не подошел ни Гомиашвили, ни Олег Стриженов.

Пробовался и Смоктуновский, но, узнав, что съемки могут затянуться на два года, отказался. Уже когда утвердили Тихонова и показали его в гриме, Лиознова приказала быстро исправить усатого разведчика, коим тот предстал перед режиссером. Спустя несколько часов окончательный образ был утвержден.

Что касается других ролей, то вместо Екатерины Градовой радисткой Кэт могла стать Ирина Алферова. А на жену Штирлица пробовались Светлана Светличная и Мария Пархоменко, но ею стала Элеонора Шашкова, которую привели на площадку буквально за день до начала съемок.

Мало кто знает, но в картине могла сыграть и великая Фаина Раневская. Специально для нее Лиознова уговорила Семенова дописать несколько сцен со старой немкой фрау Заурих. Писатель нехотя согласился, но, когда Раневской показали сценарий, актриса сказала, что это сыграть невозможно, и отказалась.

Гитлером мог стать кто-то из двух Леонидов: Куравлев или Броневой, но им в итоге довелось сыграть Айсмана и Мюллера. Куравлев воспринял это как неудачу, но сказал, что у Лиозновой всегда было свое мнение, поэтому сильно не расстроился. А вот фюрером стал немецкий актер Фриц Диц, которому не впервой было выступать в этой роли.

Кстати, от роли Мюллера отказался актер Всеволод Санаев, который был секретарем партийной организации «Мосфильма» и не захотел играть фашиста. Визбор тоже хотел отказаться воплотить на экране Бормана, но потом передумал. Правда, озвучивал его другой актер, потому что голос Юрия Иосифовича был слишком мягким и нежным.

Должна была найтись роль и для Ефима Копеляна, но все места были заняты. Тогда Лиознова предложила ему стать голосом за кадром. Женщина вспоминала, что работать с этим человеком было очень приятно. Копелян всегда приходил на съемки выбритым и в белой рубашке, несмотря на то что приезжал поездом.

Музыку к картине, как известно, написал Микаэл Таривердиев. Изначально он не хотел соглашаться, потому что предыдущие его работы в фильмах, связанных с разведчиками, композитору не понравились. Но Таривердиев прочел сценарий и понял, что здесь совершенно другой подход.

Композитор написал целых 10 песен, но 8 из них пришлось положить на полку. Лиознова утвердила только «Где-то далеко…» и «Мгновения», ведь понимала, что не мюзикл снимает.

Исполнять песни мог Вадим Мулерман, но его кандидатура не удовлетворила высокое руководство. Позже все 10 композиций записал Муслим Магомаев, но здесь свое слово сказала Лиознова. Она попросила спеть их в несколько другом ключе. Певец отказался, утверждая, что никогда не подстраивается под других. Всех устроила манера Иосифа Кобзона.

Интересно, что в первоначальном варианте не было сцены встречи Штирлица с женой. Автором этой идеи был Тихонов. Один из консультантов картины рассказал ему, что иногда разведчикам на самом деле устраивали такие немые свидания с родными. Идея Лиозновой понравилась…

Съемки начались весной 1971 года с экспедиции в ГДР, где должны были снять натурные сцены со Штирлицем в Берлине и убийство провокатора Клауса. Последний эпизод в итоге снимали на родине из-за забавного эпизода, связанного с актером Львом Дуровым.

Несмотря на то что ГДР была дружественным государством, всем, кто выезжал за границу в то время нужно было пройти через выездную комиссию. Несколько особо рьяных партийных работников, которые видели в тебе потенциального предателя родины, задавали различные вопросы, среди которых откровенно дурацкие. Дуров эту комиссию не прошел, потому что не сдержался…

Один из членов комиссий попросил актера описать флаг СССР. Мужчина не моргнув глазом сказал: «Это черное полотно, на котором изображен череп, а внизу перекрещены две берцовые кости». Что тут началось: женщины возмущенно кричали, мужчины размахивали руками, но на этом Дуров не остановился.

Следующий вопрос звучал так: «Назовите столицы союзных республик». Дуров ответил: «Калинин, Магнитогорск, Тула, Тамбов, Малаховка…» Понятно, что выезд за границу Льву Константиновичу запретили, но зато к нему приклеилось прозвище, которым актер гордился, — главный бандит республики.

Были курьезы и на немецкой земле. Однажды Тихонов решил пройтись от гостиницы до съемочной площадки (расстояние было небольшое) в форме СС. По дороге его остановили берлинцы, считая приверженцем фашизма. Хорошо, что вовлеченные в съемочный процесс услышали шум и смогли отбить актера.

После возвращения домой вновь начала проявляться дотошность режиссера. Помнишь эпизод, в котором Штирлиц кормит Шлага горячим супом? Там еще разведчик поднимает крышку и Шлаг, просидевший долго в тюрьме, с вожделением смотрит на пар, который поднимается вверх. Сняли это далеко не с первого дубля: то пара было мало, то много, из-за чего размывалась картинка…

Еще один курьезный эпизод: глубокомысленный Штирлиц едет за рулем авто на большой скорости. Несложно догадаться, что машину в это время качали люди, среди которых была и Лиознова. Естественно, без шуточек не обходилось, хотя Тихонов и просил воздержаться от оных. Теперь представь, как сложно актеру было сдержаться.

Кстати, съемки происходили по всей стране: швейцарскую границу Шлаг переходит в Грузии, застенки гестапо — Бутырка, зоологический музей, в котором Штирлиц ожидает Бормана, сняли в Ленинграде. А Плейшнер выбрасывался из окна в Риге.

Когда фильм смонтировали и показали руководству, посыпались первые упреки. Военные говорили, что складывается впечатление, будто войну выиграли лишь разведчики. Лиознова не спорила и добавила в картину военную хронику.

Фильм впервые показывали с 11 по 24 августа 1973 года. По официальным сведениям милиции в это время в стране уменьшился уровень преступности. Зрители писали письма, в которых благодарили создателей картины. Одна женщина даже сказала спасибо за то, что ее муж бросил пить, ведь его собутыльники, как и он, смотрели «Семнадцать мгновений весны».

Есть легенда, что Брежнев после просмотра картины приказал наградить настоящего Штирлица, но ему сказали, что это выдуманный персонаж.

Тогда он решил позвонить и лично поблагодарить актрису Градову. Та подумала, что это шутка и дважды бросала трубку. Разговор получился лишь после того, как к Екатерине позвонил помощник Леонида Ильича и предупредил, что с ней действительно будет говорить Брежнев.

Действительно фильм получился на века. Цитаты из этой прекрасной картины до сих пор ходят в народе, а это один из главных признаков успеха. Что уж говорить о знаменитых анекдотах о Штирлице…

Если статья пришлась тебе по душе, непременно поделись ею со своими друзьями и знакомыми!

Как снимали «Семнадцать мгновений весны»