Жестокая правительница и брошенная женщина: жизнь царицы Анны Иоановны

XVIII столетие в истории Российской империи было совершенно уникальным. В те времена престол, одна за другой, занимали женщины. «Бабий век» — говорил простой народ.

Императрицы все, как одна, были своенравными и суровыми. Добивались власти путем дворцовых переворотов, а когда надевали на голову корону, их противникам было несдобровать.

Екатерина I совершенно не интересовалась политикой, поэтому реальная власть оказалась в руках у дворян, которые после ее кончины посадили на трон мальчишку, короновав его под именем Петр II.

Малолетний царь быстро покинул наш мир, оставив страну на дальнейшее разворовывание хищным чиновникам и придворным. Дабы им не мешали продолжать свои темные делишки, корону решили отдать слабовольной женщине, которая не имела в России никакого влияния.

Такой по их мнению была племянница Петра I, Анна Иоановна. Однако новая императрица быстро взяла бразды правления, вернув страну на рельсы абсолютной монархии. А помог ей в этом один немец…

Детство будущей императрицы прошло под Москвой, в семейном имении в Измайлово. Когда она достигла 17-летнего возраста, дядя, Петр I, решил использовать ее в дипломатических целях: выдать замуж за курляндского герцога. Тем самым царь укреплял границы государства с перспективой их дальнейшего расширения.

В ноябре 1709 года в Петербург прибыл 18-летний герцог Курляндии, которого царь женил на племяннице. Пир в честь столь выгодного союза продолжался почти три месяца. Водка лилась рекой, молодой муж даже не выходил из запоя.

Вернуться домой вместе с женой Фридрих Вильгельм решил только зимой. Чтобы ехать было веселее и теплее, молодой правитель решил хлопнуть еще бутылочку водки, да так и не доехал домой. Анна овдовела, не успев забеременеть, чтобы родить наследника.

Вернулась новоиспеченная герцогиня домой, пока ее имение в Курляндии грабили все, кому не лень. Лишь через два года она приехала осмотреть свои законные владения. На подмогу Анне Иоановне послали графа Петра Бестужева-Рюмина.

Так и жила молодая вдова с графом, который был старше нее на 29 лет. Жениться на барыне Бестужев-Рюмин не мог, но его вполне устраивали отношения такого рода. Человеком он был грубым и свободолюбивым, поэтому легко изменял сожительнице, не обращая внимания на ее слезы.

В 1726 году на Анну Иоановну положил глаз французский граф Мориц Саксонский. Ушлый дворянин хотел получить титул герцога Курляндского и породниться с российской императорской семьей. Когда об этом узнали в Петербурге, мигом выдворили француза из Курляндии. Заодно и отозвали графа Бестужева-Рюмина, ведь он едва позволил случиться такому нежелательному союзу.

В это время подсуетился курляндский дворянин Эрнст Бирон, который служил у Анны Иоановны. Немец быстро утешил скучающую вдову, став ее фаворитом. Анна даже родила ему сына Карла, которого, впрочем, не признала. Мальчика она воспитывала, заявляя, что просто слишком привязалась к нему.

В 1730 году скончался юный царь, Верховный совет созвал экстренное заседание, на котором было решено короновать Анну Иоановну. Ей предложили престол с ограничениями: запреты на объявление войны, на лишения дворян титулов и имущества, запрет на выбор наследника и еще много чего. Она согласилась.

Едва императрица Анна Иоановна заняла престол, сразу же разорвала тайное соглашение с дворянством. Приехавшие с ней немцы во главе с Бироном начали плести интриги и собирать вокруг себя союзников.

Началась темная эпоха подковерных игр и политических убийств. Анна Иоановна ужасно боялась за свою жизнь, поэтому дала тайной полиции карт-бланш на поимку всех непослушных. За 10 лет ее правления было казнено более тысячи людей и более 10 тысяч сослали в Сибирь и на Камчатку. Всей этой вакханалией руководил Бирон.

Зато новая царица обожала роскошные наряды, вкусную еду, балы и всякие развлечения. Испанские послы писали, что тогда российский императорский двор выглядел в разы богаче любого европейского. Денег на это великолепие уходило немерено.

Анну Иоановну окружали шуты и молодые сплетницы. Она знала, кто из дворян проигрался в карты, а кто изменяет мужу. Государственные дела ее ничуть не заботили.

Современники царицы утверждали, что внешность у нее была не просто отталкивающая, а скорее противная. Тучная женщина погружала свои телеса в роскошные наряды, но позволяла себе появляться во дворце нерасчесанной и немытой.

Просыпалась императрица к обеду, иногда часами заставляя ждать министров и послов в приемной. Придворный этикет позволяла себе не соблюдать.

Разгульный образ жизни загнал в могилу Анну Иоановну в возрасте 47 лет. Алкоголя она боялась как огня (негативный опыт обращения с горячительными напитками единственного мужа давал о себе знать), но вот во вредной еде монархиня себе не отказывала.

Находясь на смертном одре, царица завещала империю трехмесячному Иоанну Антоновичу, не забыв и о любимом Бироне (он должен был стать регентом).

Смерть заступницы быстро выбила почву из под ног пришлого немца. Русские дворяне давно точили на него зуб. Бирон отправился в ссылку, лишившись всего имущества, а престол заняла в результате очередного переворота Елизавета Петровна. Однако это уже совсем другая история.

Вдова Анна Иоановна